Сайт научного поселка Борок

История усадьбы Борок и её владельцев

История
Усадьба Борок
Мологский край
Морозов
Папанин
Две судьбы
Солнцевы
Церковь
Окрестности
Наш Борок
Будущее Борка
Архитектура
Парки
Заповедник
Фотоальбом
>>>
Организации
Институт
Геофизическая обсерватория
Больница
Музеи
Музей Морозова
Музей Папанина
Музей природы
Школа
Школьная жизнь
Творчество учеников
Документы
О сайте
Авторы сайта
Карта сайта
Пишите нам

В Некоузском районе Ярославской области многое сохранилось от прошлых столетий. Возраст большинства сёл и деревень составляет 700-800, а села Старый Некоуз - 1000 лет. На территории района был целый комплекс русских дворянских усадеб, владельцы которых внесли огромный вклад в отечественную историю и культуру. Из этих усадеб своей необычной историей привлекает внимание Борок.

В начале XVIII столетия земли современного Некоузского района и частично Брейтовского принадлежали князю Михаилу Михайловичу Голицыну (1675-1730) - генерал-фельдмаршалу, талантливому русскому полководцу петровского времени, участнику Северной войны 1700-1721 годов. В 1702 году он руководил штурмом Нотебурга, располагавшегося на месте древней русской крепости Орешек. Пётр I переименовал Нотебург в Шлиссельбург, что означало "город-ключ". По иронии судьбы почти через 200 лет в крепости, завоёванной М.Голицыным, будет отбывать наказание последний помещик усадьбы Борок Н.А.Морозов.

После смерти генерал-фельдмаршала эти земли по наследству перешли к его сыну обер-гофмаршалу князю Николаю Михайловичу Голицыну (1726-1787), а затем к его дочери княгине Анне Николаевне Голицыной 1767 года рождения. Её мужем стал граф Аполос Аполосович Мусин-Пушкин - русский учёный и государственный деятель, член Лондонского королевского общества и почётный член всех европейских академий наук. Графу А.А.Мусину-Пушкину принадлежали первые в России исследования в области химии и технологии металлов платиновой группы.

Граф участвовал в переговорах о присоединении Грузии к России. Он организовал изучение минеральных богатств Кавказа, содействовал развитию там горного дела. В 1805 году во время очередной экспедиции на Кавказ в возрасте 45 лет он неожиданно скончался. Его жена графиня Анна Николаевна Мусина-Пушкина урождённая Голицына, осталась вдовой в возрасте 38 лет.

После смерти мужа Анна Николаевна решила дать вольную некоторым крепостным крестьянам своей вотчины. Принять такое решение её подтолкнул указ Государственного Совета о Вольных хлебопашцах, от 4 марта 1803 года, утверждённый императором Александром I. Название указа: "Об отпуске помещиком на волю своих крестьян на основании обоюдно заключённого согласия". В вотчине графини Анны Николаевны Мусиной-Пушкиной стать Вольными хлебопашцами всем селением изъявили желание крестьяне двух деревень - Григорево и Дьяконово. Эти деревни сохранились до сих пор. Они с двух сторон примыкают к современному посёлку Борок. После выхода указа статус Вольных хлебопашцев приняли многие крестьяне по всей России.

Так сложилась жизнь графини, что она через несколько лет была вынуждена продать принадлежащие ей земли. Нашёлся и покупатель. Им стал 35-летний помещик, отставной подпоручик Егор Алексеевич Алексеев. Он был не дворянского происхождения. В 14 лет его приняли в школу для солдатских детей. С 17 лет он проходил военную службу в мушкетёрском полку, затем был зачислен в свиту его императорского величества Павла I. Подпоручик Е.А.Алексеев проходил военную службу в оберофицерском чине. Это давало ему и его семье право на получение дворянства.

Позже в одном из деловых документов он напишет: "В 1807 году у тайной советницы графини Анны Николаевны Мусиной-Пушкиной я купил недвижимое её имение, село Верхне-Никульское со всеми деревнями и проживающими в них крестьянами в количестве 530 душ мужского пола". Отставной подпоручик был небогатым человеком. Чтобы купить эти земли, в государственном Земельном банке он взял крупную сумму денег со сроком погашения в 25 лет.

В то время самой усадьбы ещё не было. До середины XVIII столетия на территории современного Борка находилась небольшая деревня, которая называлась Борок. Во время сильного пожара деревня полностью сгорела. Погорельцы разъехались кто куда. Расположенные на высоком холме земли, удобные для хлебопашества, заняли крестьяне Григорева и Дьяконова.

Желанием Е.А.Алексеева было построить на этой земле усадьбу. Природный ландшафт здесь был уникален. Просторное поле и лесные массивы, мягкий холмистый рельеф привлекали его внимание. Расцвет дворянских усадеб приходится на конец XVIII и первую половину XIX века. Именно в эти годы строительство усадеб началось по всей европейской части России. Но сразу осуществить свой замысел Егору Алексеевичу не удалось. В 1812 году началась война России с Францией. Он был вновь призван на военную службу. Только после войны с Наполеоном он вернулся к своему замыслу.

Для строительства усадьбы был выбран возвышенный холм на месте сгоревшей деревни Борок. Но здесь находились пахотные земли крестьян Григорева и Дьяконова, а они были Вольными хлебопашцами. Егор Алексеевич Алексеев отбирает у них эти земли, а взамен для покоса и выпаса скота даёт низкие заболоченные места, совершенно непригодные для этих целей. Началась судебная тяжба, продлившаяся много лет. Своих же крепостных крестьян новый помещик заставлял платить оброк, который превратился буквально в поборы.

Тем временем на холме был заложен парк и началось строительство барского дома. По архитектурному проекту лицевая сторона дома и всей усадьбы была обращена в сторону Мологи. Дом строился на том месте, где сейчас стоит Дом культуры в современном Борке.

Через некоторое время выяснилось, что Е.А.Алексеев должен в казну 50000 рублей. Это был долг и проценты, накопившиеся со времён покупки усадьбы. Но у него такой суммы не было. Пришлось искать кредиторов. Деньги буквально по крохам были найдены и числящийся за ним долг он погасил. В 1829 году у Егора Алексеевича случился сердечный приступ, от которого он и скончался.

Портреты Алексея Петровича и Веры Егоровны Щепочкиных (дом-музей А.Н.Морозова)В 1827 году, ещё при жизни Алексеева, его дочь Вера вышла замуж за Алексея Петровича Щепочкина. Так с 1830 года новым владельцем усадьбы Борок стал молодой 28-летний барин Алексей Петрович Щепочкин. Он был дворянского происхождения. Его отец рязанский помещик Пётр Григорьевич Щепочкин, мать Екатерина Алексеевна, урождённая Нарышкина. Когда Алексею Петровичу Щепочкину исполнилось 17 лет, он юнкером вступил в конно-артиллерийскую роту. Его воинская служба была безупречной, а поэтому в служебных характеристиках командование всегда отмечало: "К повышению достоин". Венчание Алексея Петровича Щепочкина и Веры Егоровны Алексеевой состоялось 18 июля 1827 года в Москве. Жениху было 25 лет, невесте 23 года. Сразу же в Москве они заказали два больших овальных портрета. Сейчас эти портреты висят в столовой дома-музея Н.А.Морозова. Молодые красивые лица...

Супругам недолго пришлось быть вместе. В 1828 году началась русско-турецкая война, и подпоручик Алексей Петрович Щепочкин отправился в действующую армию. Русско-турецкая война 1828-1829 годов была вызвана борьбой европейских государств за раздел ослабевшей Османской империи и за освобождение Греции от турецкого ига. За мужество и отвагу в Русско-турецкой войне подпоручик Алексей Петрович был награждён орденом Святой Анны и большой серебряной медалью на георгиевской ленте с надписью "За храбрость".

После окончания войны Алексей Петрович вернулся в своё имение Борок. Положение здесь было сложное. После покойного тестя остались долги в сумме 50000 рублей. Кредиторы обратились в суд. Ярославская палата гражданского суда постановила: "Для уплаты долгов дворянскую усадьбу Борок продать с молотка. Продаже подлежит также село Верхне-Никульское и 13 деревень с проживающими в них крестьянами - мужчин 530 человек. Продаже не подлежат деревни Вольных хлебопашцев Григорево и Дьяконово."

Но мир не без добрых людей. Предводитель Мологского уездного дворянства Николай Дмитриевич Соковнин стал вести переговоры с Управляющим кредитного банка при Московском опекунском совете, чтобы помочь Алексею Петровичу Щепочкину рассчитаться с кредиторами и уберечь от продажи усадьбу. Деньги были получены и долг погашен.

Постепенно жизнь в Борке стала налаживаться. Алексей Петрович был рачительным хозяином. Он закончил строительство барского дома. Примерно в версте от усадьбы поставил красивые резные ворота, от которых до самого дома шла густая липовая аллея. Начал аккуратно перечислять денежные взносы в кредитный банк. В его семье уже было трое детей. Две дочери Екатерина и Варвара и сын Пётр. Пётр Алексеевич Щепочкин (отец нашего Николая Александровича Морозова) родился 20 октября 1832 года.

Владельцы усадьбы Алексей Петрович Щепочкин и его жена Вера Егоровна прожили в Борке немного, всего 10 лет. 21 сентября 1840 года их жизнь трагически оборвалась. Трое дворовых совершили террористический акт. Ночью они взорвали барский дом, заложив в печь бочку с порохом. При взрыве погибли Алексей Петрович и Вера Егоровна. Это жестокое по замыслу убийство потрясло всех. Министр внутренних дел доложил об этом императору Николаю I.

На похороны супругов собралось огромное количество народа. Нескончаемая похоронная процессия растянулась от усадьбы до кладбища в селе Верхне-Никульском. На прощальную панихиду в церковь Святой Троицы прибыли ярославский губернатор, всё мологское уездное начальство, все графы Мусины-Пушкины, князья Волконские, Соковнины, Глебовы, отец Алексея Петровича Щепочкина - Пётр Григорьевич и его мать Екатерина Алексеевна. Пришли проститься толпы крестьян со всех окрестных деревень. Владельцев усадьбы Борок похоронили в церкви села Верхне-Никульское близ алтаря.

Установить убийц помещиков Щепочкиных не представляло большого труда. В скором времени все трое дворовых были арестованы. Их приговорили к пожизненным каторжным работам в Сибири. По иронии судьбы внук убиенных помещиков Н.А.Морозов сам в молодые годы вступит на путь террора и хотя лично никого не убьёт, но в революционных кругах будет считаться теоретиком терроризма.

После гибели владельцев усадьбы осталось трое детей-сирот: Екатерина - 12 лет, Пётр - 8 лет (будущий отец Н.А.Морозова) и Варвара - 6 лет. Опеку над ними и над усадьбой Борок взял брат погибшего, их дядя Николай Петрович Щепочкин. Ему было нелегко. Кроме воспитания детей, он должен был ежегодно перечислять деньги в кредитный банк, чтобы сохранить Борок для будущего владельца - Петра.

Девочек опекун определил в Московский благородный пансион ордена Святой Екатерины, а Пётр поступил в привилегированный Кадетский корпус. Мальчик учился хорошо, особенно на военных кафедрах. Любил лошадей и был прекрасным наездником. Но свою судьбу с военной службой не связал. После окончания в 1850 году Кадетского корпуса он вернулся в родной Борок.

Итак, новым владельцем усадьбы стал 18-летний Пётр Алексеевич Щепочкин. Он оказался в сложном положении. Жить в Борке было негде. После взрыва в 1840 году дом отца был разрушен. Хозяйство находилось в упадке. Крестьяне окрестных деревень обнищали, нужно было поднять их жизненный уровень. Сёстрам также нужно было выделить их долю наследства. Платы по старому долгу требовал и кредитный банк.

Здание конюшниПётр Алексеевич оказался предприимчивым хозяином. Он стал заниматься разведением русских рысаков, поставив своё хозяйство на прочную основу. В Борке были построены три больших конюшни. В своём хозяйстве он содержал более 100 лошадей. Порядок на конюшнях и безупречный уход за животными вскоре дали свои результаты.

Русская рысистая порода лошадей является самой резвой из всех рысистых пород в Европе. В Петербурге Пётр Алексеевич вступил в Беговое общество, которое владело всеми ипподромами в России. Большие доходы, получаемые от скачек, общество использовало для поощрения владельцев призовых лошадей. Лошади из Борковского коневодческого хозяйства были постоянными участниками самых престижных соревнований, всегда занимали призовые места и тут же на аукционе продавались по очень высокой цене.

Через несколько лет Пётр Алексеевич Щепочкин стал богатым человеком. Он был очень красивым, стройным, высоким брюнетом с замечательным самообладанием и умением держать себя в любом обществе. Всегда ухоженный, доброжелательный, он сформировался в типично русского барина. Однажды, когда Пётр Алексеевич объезжал свои обширные земли, в деревне Усищево он встретил красивую молодую девушку Анну Васильевну Плаксину, дочь местного кузнеца, крепостного. Анна Васильевна была на два года моложе Петра Алексеевича, знала грамоту, отличалась весёлым и общительным нравом. Вероятно, это была любовь с первого взгляда. Пётр Алексеевич решил жениться на ней и увёз в Борок.

В Мологе перевёл её в мещанское сословие и поменял фамилию на Морозову. По церковным правилам такой брак не мог быть зарегистрирован, и поэтому они не венчались. В их семье было семеро детей. Один из них - Николай Александрович Морозов. По тем же правилам дети не могли иметь фамилию отца. У них была фамилия матери, а отчество по крёстному отцу. Пётр Алексеевич и Анна Васильевна были преданы друг другу всю жизнь.

Новый господский домВ 1854 году Пётр Алексеевич окончательно рассчитался с кредитным банком. В стороне от разрушенного он строит новый господский дом в стиле типичной русской дворянской архитектуры второй половины XIX века. На втором этаже размещались парадные залы с большими от пола до потолка зеркалами и огромными бронзовыми люстрами. Промежутки стен занимали картины знаменитых русских и европейских художников. Мраморные столики и мягкие диваны, кресла и стулья с резными спинками дополняли художественное убранство парадных залов. В доме была большая бильярдная и оружейная комнаты, вся увешанная средневековыми рыцарскими доспехами, рапирами, медными охотничьими трубами, черкесскими кинжалами с золотыми надписями из Корана, пистолетами, револьверами и большой коллекцией ружей всевозможных систем от старинных арбалетов до последних скорострельных. Рядом с большой залой находилась комната с портретами предков в золочёных рамках. В доме было много дорогостоящей посуды, сервизов, бронзы и серебра. Летом 1918 года усадьбу ограбили, а в 1955 году этот дом сгорел. От усадебных построек остался только флигель, где воспитывались дети хозяина, в котором сейчас находится музей Н.А.Морозова.

Николай Александрович Морозов - последний хозяин усадьбы. Родился 8 июля 1854 года в Борке. Он рано встал на революционный путь, а затем были десятилетия тюремного заключения. Конечно, это наложило глубокий отпечаток на душевное состояние родителей. Отец часто болел, мать часами стояла на коленях перед иконами и молилась за него. По какой-то надобности Пётр Алексеевич Щепочкин поехал в Мологу и там 24 марта 1886 года в возрасте 54 лет скоропостижно скончался. Там он и похоронен. Анна Васильевна Морозова скончалась 11 марта 1919 года 85 лет от роду, дождавшись своего любимого сына из ссылки и прожив с ним в Борке последние годы своей жизни. Похоронена на кладбище села Верхне-Никульское. Её могила сохранилась до наших дней.

После 1917 года усадьба Борок была отдана Н.А.Морозову в собственность по личному указанию В.И.Ленина. В 30-х годах Н.А.Морозов организовал в усадьбе Верхне-Волжский биологический стационар при Академии наук СССР. После смерти учёного Постановлением Совета Министров СССР от 31 июля 1946 года на Академию наук были возложены обязанности "организовать при Биологическом стационаре Борок им.Н.А.Морозова, в доме где он жил и умер, музей". В начале пятидесятых годов на базе стационара советский арктический исследователь И.Д.Папанин создал Институт биологии внутренних вод. Он вложил много сил в благоустройство Борка, в его строительство и развитие. До сих пор Борок шумит молодыми папанинскими берёзовыми рощами, посаженными на земле, когда-то принадлежавшей Вольным хлебопашцам.

А.Н.Путинцева

(Написано по материалам краеведа К.К.Озерова)

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -


 
Cайт научного поселка Борок
© www.borok.ru