Сайт научного поселка Борок

Церковь Святой Троицы в селе Верхне-Никульском

История
Усадьба Борок
Мологский край
Морозов
Папанин
Две судьбы
Солнцевы
Церковь
Окрестности
Наш Борок
Будущее Борка
Архитектура
Парки
Заповедник
Фотоальбом
>>>
Организации
Институт
Геофизическая обсерватория
Больница
Музеи
Музей Морозова
Музей Папанина
Музей природы
Школа
Школьная жизнь
Творчество учеников
Документы
О сайте
Авторы сайта
Карта сайта
Пишите нам

Верхне-Никульский церковный приход является центром духовной жизни большого района. По дореволюционной описи в него входило 26 деревень и, в том числе, усадьба Борок. Все они были объединены вокруг центрального села Верхне-Никульского и храма Святой Троицы - одного из старейших в Ярославской Епархии. Место для села первые поселенцы выбрали удивительное - оно было самым удобным и красивым из всей округи. Хорошая пешеходная доступность между деревнями создавала гармоничное единство этих поселений.

История села уходит в глубину столетий. В XVI веке эти земли принадлежали богатым русским князьям Солнцевым. На высоком левом берегу реки Ильдь, в живописном парке находился княжеский дом. На правом берегу жили крепостные крестьяне. К концу XVIII столетия последний владелец земель из этого знатного рода Иван Егорович Солнцев разорился и пропал без вести. Среди крестьян ходили разные слухи о таинственном исчезновении князя.

После этого село Верхне-Никульское переходило из рук в руки, пока его не приобрёл граф И.А.Мусин-Пушкин. Участник Отечественной войны 1812 года, он был сыном А.И.Мусина-Пушкина, видного государственного деятеля и первооткрывателя известного произведения "Слово о полку Игореве".

Церковь Святой Троицы в селе Верхне-НикульскомСтроительство церкви в Верхне-Никульском относится к началу XVIII столетия. Она была построена на два престола - летний во имя Святой Троицы и зимний во имя Святого Николая Чудотворца. В начале XIX века в северной стене зимнего храма появились трещины, которые шли через свод до южной стены. Поскольку это была вотчина графини Анны Николаевны Мусиной-Пушкиной (вдовы И.А.Мусина-Пушкина), руководство Ярославской Епархии поставило её об этом в известность. Попечителем церкви был городничий Мологи Николай Николаевич Глебов из старинного ярославского боярского рода, чьё имение было в нескольких верстах от села Верхне-Никульского Они и были назначены ответственными за ремонт храма.

В 1803 году начались строительные работы. По новому архитектурному проекту трапезную расширили для престола во имя Казанской Божией Матери. Строительство продолжалось три года. В 1806 году зимний храм был освящён. Капитальный ремонт летнего храма продолжался ещё много лет. Кроме больших строительных работ, нужно было заново создать всё художественное убранство церкви.

Николай Николаевич Глебов, сделавший так много добрых дел для села Верхне-Никульского, 18 августа 1818 года скончался. Всю заботу об окончании восстановительных работ взял на себя его сын Андрей Николаевич Глебов. Он был подполковник, участник Отечественной войны 1812 года. Службу проходил в армии Барклая-де-Толли. Был участником Бородинского сражения. К весне 1820 года все строительные, отделочные и живописные работы в летнем храме были закончены, и 4 мая 1820 года состоялось его торжественное освящение. Умер Андрей Николаевич Глебов в 1854 году, похоронен рядом с отцом на кладбище села Верхне-Никульского. Некрополь семьи Глебовых сохранился до наших дней.

Стоит сказать об архитектуре храма. Это редкий пример строго центричного пятиглавого храма типа "восьмерик на четверике". Доминирующим является основной двухъярусный объём четверика с полукружиями с каждой стороны, увенчанными стройными световыми восьмигранниками с куполами и луковичными главками. Позднее пристроена одноярусная трапезная с четырьмя столбами внутри и закруглёнными восточными углами, и четырёхъярусная колокольня с куполом и шпилем. Храм выстроен из кирпича и оштукатурен. Основание его возведено на гранитных валунах. Декоративную проработку фасадов можно отнести к "нарышкинскому" барокко. Церковь окружает ограда (2-я половина XIX века) в стиле позднего классицизма с чётким рисунком металлической решётки.

Интересно отметить тот факт, что в церкви св. Троицы на протяжении всего времени со дня её освящения, никогда не прерывалась служба: ни в те времена, когда владельцы этих земель разорялись и продавали свои владения, ни в советское время, когда велась беспощадная борьба с религией и многие церковные приходы подвергались уничтожению.

Фёдор Григорьевич СолнцевС храмом Св. Троицы связаны имена многих людей, которые внесли заметный вклад в историю и культуру России. Например, братья Солнцевы - Фёдор Григорьевич и Егор Григорьевич - выдающиеся русские художники XIX века. Родились они в селе Верхне-Никульском в семье крепостных крестьян графа И.А.Мусина-Пушкина. Старший брат, Фёдор Григорьевич, в своих воспоминаниях пишет: "Когда мне исполнилось 6 лет, я увидел в окружающей природе села Верхне-Никульского множество линий. У меня появилось желание воспроизвести эти линии, и я стал рисовать". Особенное впечатление на талантливого мальчика произвели росписи храма Св. Троицы, к тому времени отремонтированного и обновлённого. Лики святых на иконах, евангельские сюжеты настенных росписей производили неизгладимое впечатление на маленького мальчика при каждом посещении храма. Увидев в ребёнке природную одарённость, граф И.А.Мусин-Пушкин даёт отцу семейства "вольную". Такое решение графа предоставило возможность Фёдору Григорьевичу, а затем и Егору Григорьевичу, поступить в Петербургскую Императорскую Академию Художеств.

Оба брата закончили Академию с золотыми медалями. Впоследствии старший брат Фёдор Григорьевич как художник участвовал в строительстве Большого Кремлёвского дворца. По его эскизам отделаны парадные залы дворца и в том числе самый большой Георгиевский зал. Он был задуман и решён как своеобразный храм славы русского оружия. За художественные работы в Большом Кремлёвском дворце художник был награждён орденом Святой Анны. Им была выполнена громадная работа в 5000 рисунков, на которых он запечатлел древности Российского государства: царские регалии, вклады русских царей в монастыри и храмы, костюмы и облачения светских и церковных особ высокого ранга, сокровища императорских хранилищ. В середине XIX века он много работает в Киеве над восстановлением Софийского собора. Когда работы были окончены, над одной из арок собора была сделана надпись: "Обновлён сей храм по открытым древним фрескам и украшен новой живописью под руководством академика Солнцева лета от Рождества Христова....." Детские впечатления от сельского храма в Верхне-Никульском дали блестящие плоды.

В 1858 году министр государственных имуществ князь М.Н.Муравьёв по воле императора Александра II дал распоряжение принимать в Петербургскую Академию художеств для обучения на казённый счёт одарённых детей из крепостных крестьян. Попечителем этого отделения был назначен Фёдор Григорьевич Солнцев. Счастливая судьба повернулась ко многим детям бедняков. В этой должности художник трудился более 30 лет.

Его младший брат Егор Григорьевич после окончания Академии в 1847 году в составе группы из 4-х художников был отправлен в Италию для совершенствования образования в мозаичную студию известного итальянского мозаичиста М.Барбери. В то время в Петербурге возводился Исаакиевский собор, для украшения которого требовались художники-мозаичисты. Годы напряжённого ученичества дали замечательные результаты. В 1851 году художники приступают к выполнению монументальных работ в главном иконостасе Исаакиевского собора.

Егору Григорьевичу Солнцеву поручили выполнить в мозаике образ Спасителя и Апостола Петра. Над этими двумя иконами он работал 10 лет. С этой работой художник справился блестяще. Особенно поражает образ Спасителя. Размеры его впечатляющи. С преобладанием синего играют все оттенки красок. Во время богослужения эмоциональное воздействие иконы на молящихся огромное. 30 мая 1858 года, в день освящения Исаакиевского собора, за монументальные художественные работы Егор Григорьевич Солнцев был награждён большой золотой медалью.

В этом же году художника пригласили работать в Эрмитаж, где строились новые залы. В одном из них было смонтировано огромное мозаичное панно, копия с античного оригинала, находящегося в Риме, во дворце Ватикана. Это была работа Солнцева и его товарищей-художников, созданная во время их обучения в Италии.

Мозаичные работы считались вредным производством. Художник соприкасался с оловом, свинцом, ртутью. У Егора Грирорьевича рано развилась тяжёлая болезнь. Он стал терять зрение. В возрасте 46 лет, в расцвете творческого дарования он скончался.

Старший брат Фёдор Григорьевич взял на себя заботу о семье усопшего. Прожил он до 91 года. Похоронен на Волковском кладбище в Санкт-Петербурге. Фёдор Григорьевич никогда не забывал своё родное село и детские впечатления о храме. Перед смертью он оставил духовное завещание и перевёл в церковь Святой Троицы села Верхне-Никульского денежный вклад на помин души раба Божия Фёдора. До сих пор на кладбище в Верхне-Никульсвом сохранилась могила матери братьев Солнцевых.

В начале XX века в Верхне-Никульском приходе произошло знаменательное событие. Церкви Св. Троицы была подарена икона Божией Матери "Достойно есть" ("Милующая"). История этого дара такова. Уроженец одной из деревень входящей в Верхне-Никульский приход, игумен Иосиф Мраморный, проходил послушание на Святой горе Афон с 1908 по 1913 год. За особо ревностную службу по желанию послушника и по благословению наместника монастыря в подарок ему была написана и освящена копия очень почитаемой на Афоне иконы Богородицы "Достойно есть". Эта икона была прославлена многими чудесами и исцелениями. В подаренной иконе три частицы с мощами мученика Трифона, священномученика Хорлампия и Нила Синайского. На лицевой стороне иконы надпись: "Сия святая икона писана и освящена на Святой горе Афон в русском общежительном скиту Святого Апостола Андрея Первозванного". Привезя икону в Россию в 1915 году, игумен Иосиф подарил её родному приходу. По некоторым данным отец Иосиф после прибытия с Афона служил в Кронштадте. В советское время принял мученическую смерть в сталинских лагерях. Долгое время икона находилась в церкви Св. Троицы. Празднование её, установленное 24 июня по новому стилю (11 июня по старому стилю), всегда собирало в этот отдалённый приход множество народа. В настоящее время икона находится в Казанской церкви города Рыбинска, где перед ней имеют возможность молиться тысячи прихожан.

Тесно связаны с Верхне-Никульским приходом были и все владельцы усадьбы Борок. На церковном кладбище покоятся несколько поколений хозяев усадьбы. Последний хозяин усадьбы, почётный академик АН СССР Николай Александрович Морозов (1854-1946), - в юности народоволец, революционер, отсидевший в царских тюрьмах почти 30 лет, в зрелом возрасте крупный учёный-энциклопедист, внёсший большой вклад в отечественную науку (а это химия, астрономия, физика, математика), создавший фундаментальный труд по новой хронологии истории "Христос или история человеческой культуры в естественнонаучном освещении". Н.А.Морозов с супругой похоронены в Борке. На Верхне-Никульском кладбище покоятся его мать, брат и три сестры.

Во второй половине XX века с церковью села Верхне-Никульское связано имя удивительного человека, настоятеля храма с 1960 по 1992 год, отца Павла Груздева - крестьянского сына, впоследствии монаха, архимандрита, старца. Его биография и события этого страшного для России века тесно переплелись.

Отец Павел родился 23 января 1910 года в Мологском уезде в крестьянской семье. Когда его отца призвали в Первую Мировую войну в армию, четырёхлетнего мальчика взяли на воспитание в Мологский Афонасьевский женский монастырь бабушка-монахиня Евстопия и тётки инокини Елена и Ольга. В монастыре отец Павел жил до самого его закрытия в 1929 году, после чего переехал в Новгород в Варлаамо-Хутынский монастырь. В 1932 году вернулся в Мологу, при затоплении которой они с отцом разобрали родную избу и по Волге сплавили её до Тутаева (Романов-Борисоглебска), где и обосновались. В мае 1941 г. о. Павел был арестован по делу архиепископа Ярославского Варлаама Рященцева, получил 6 лет лагерей и 3 года ссылки. В декабре 1949 года его арестовали повторно и сослали в Казахстан, где он работал чернорабочим до августа 1954 года.

Отец Павел вспоминал, как в годы заключения служили они Литургию в лесу. Среди заключённых был епископ, священники. Вместо престола использовали пень, полотенце было вместо саккоса, консервная банка вместо кадила. Выжимали из черники сок для зэковской причастной чаши. В одну из таких служб архиерей стоял перед пнём, ему помогали молящиеся, рядом находился охранник. Вдруг молния ударила в пень и он исчез, а на его месте образовалась воронка, полная чистой воды. У охранника - глаза на лоб. "Ну, - говорит, - вы все здесь святые."

Много пережил отец Павел в заключении - допросы, пытки, череда лагерей, ссылка. И хотя имел он образование "низшее, один год", как написано в его "Личной карточке арестованного", но такую школу жизни прошёл, которая учит мудрости не книжной, а самой что ни на есть глубинной, - той мудрости, которая переходит в юродство, попирая "премудрость мира сего".

Полвека шёл Павел Груздев к принятию монашества и священства, хотя по внутренней сути своей всегда был иноком и служителем Церкви. Шёл, чтобы сказать самое главное: "Не народ слуга священника, а священник - слуга народа. А сейчас, к сожалению, наоборот..." В 1958 году отца Павла рукоположили в сан священника. В 1960 году его направили в село Верхне-Никульское Некоузского района Ярославской области настоятелем церкви Святой Троицы. Прослужил он в этом храме тридцать лет и три года.

Отец Павел умел читать в сердцах и в мыслях людей, как в открытой книге. Иногда от этого внутреннего прочтения "мурашки по спине бегали", как признавалась одна монахиня. Скольких прихожан предостерегал он от опрометчивых шагов, скольких предуготовлял к тяжёлым испытаниям, ждавшим их в будущем. Множество воспоминаний сохранилось в Борке и окрестных деревнях о его даре провидения. Все, кто знали отца Павла, говорят о нём, что это был кладезь народной мудрости, песен, пословиц, поговорок, прибауток, преданий. А молитва отца Павла имела такую силу, что ото всюду съезжались к нему люди самых разных судеб, званий и профессий, так что остановка автобуса "Верхне-Никульское" стала называться в народе "Отец Павел".

Все жители Борка тесно общались с настоятелем храма Св. Троицы. Зарождение и расцвет научного центра как раз приходится на те годы, когда отец Павел возглавлял церковный приход в Верхне-Никульском. Общались и дружили с ним учёные старшего поколения, такие как член корреспондент АН СССР С.И.Кузнецов, глубоко верующий человек, и молодые, которые приобщались к религии благодаря отцу Павлу. "Батюшка, а можно в пост молоко пить?" - часто донимали его вопросами. "Чашка молока Бога не отнимет и не даст, - отвечал он. - Ты молока-то в пост пей, ты только кровь у людей не пей!"

Что ценил отец Павел в людях превыше всего? Веру и дела во имя неё. Он вспоминал, как однажды новгородский архимандрит Сергий захотел подарить тогда ещё молодому Павлу Груздёву свою фотографию. А на обороте написал: "Юноша Павел! Вот тебе моё завещание: Бог был, есть и будет. Храни в себе веру православную. Архимандрит Сергий". "Мне уже скоро девятый десяток пойдёт. Тридцать один год я служу в вашем храме, - говорил отец Павел сельчанам. - И никогда не искал худого в селе, а искал худое в себе. И вот вам моё завещание: Бог был, есть и будет! Храните веру православную!"

В июне 1992 года старец по состоянию здоровья вынужден был уйти за штат и поселился в Романове-Борисоглебске при Воскресенском соборе, продолжая служить и проповедовать, принимать народ, несмотря на тяжёлую болезнь и полную слепоту. Почил он 13 января 1996 года. Похоронен архимандрит Павел, как он и завещал, на Леонтьевском кладбище Романова-Борисоглебска, рядом с родителями. Потонуло в цветущей черёмухе Леонтьевское кладбище, птицы поют - заливаются. Множество людей приходит на могилу старца поклониться его праху. Какой-то неиссякаемый праздник жизни продолжает совершаться на его могиле. Вспоминается дневниковая запись отца Павла: "Я знаю для чего живу - для славы Божией. Знаю, когда умру - когда будет угодно Богу. Знаю куда иду - в небесное Отечество, и дивлюсь, что находят на меня иногда минуты печали". Мы можем только догадываться, почему он так написал. Может быть от того, что не всё успел сделать для своей паствы, для прихода...

Через череду испытаний последнего времени церковный приход отца Павла в Верхне-Никульском получил его духовный сын, недавно рукоположенный священник отец Георгий Захаров. Отец Георгий уроженец Ярославля, в прошлом художник. В Борок приехал больше двадцати лет назад. Все эти годы вместе с супругой, матушкой Татьяной, обучали они детей рисованию в изостудии. Как художник он многое успел сделать за эти годы. Им выполнены росписи по сказкам Пушкина в большой игровой комнате детского сада, расписан конференцзал в Институте биологии внутренних вод, немецкий, английский и музыкальный классы в борковской гимназии, оформлены музейные экспозиции. Увидев росписи в детском саду, настоятель некоузской церкви Николы-в-Замошье отец Севастьян пригласил художника расписать церковь. Эта работа заняла несколько лет. Тесное общение с отцом Павлом и отцом Севастьяном заставило художника переосмыслить свою жизнь, открыло новый взгляд на мир уже с религиозной точки зрения.

Приход в Верхне-Никульском достался отцу Георгию в трудное время. С уходом отца Павла, за последние 10 лет церковь обветшала, обрушилась одна из главок летнего храма, многое пришло в запустение. Да и прихожане не могут сейчас достаточно жертвовать на ремонт храма. Рассчитывать теперь приходится на помощь извне, да на безвозмездный труд прихожан. И что самое удивительное - помощь приходит. Не иначе как по молитвам тех отцов-настоятелей, благодаря которым служба в храме Святой Троицы не прерывалась на протяжении нескольких веков. Вот их имена за последние 150 лет, которые сохранились на памяти у стариков: отец Павел служил в середине XIX века; отец Лавр - в семидесятых годах XIX века; отец Николай в начале XX века; отец Александр в двадцатых годах XX века; отец Леонид - служил перед Великой Отечественной войной и во время неё; отец Пётр - в сороковых-пятидесятых годах XX века и, конечно, отец Павел Груздев с 1960 по 1991 г.

Спасибо им и ещё многим, многим сельским батюшкам за то, что сохранили храм, что служили Богу верой и правдой, что не оставляли людей в бедствиях и скорбях, разделяли с ними радости и труды, учили народ слову Божию и тогда, когда это слово попиралось и преследовалось.

Удивительный покой и умиротворение охватывает душу, когда идёшь по сельскому кладбищу. Пробуждается чувство общности с прежде почившими поколениями. Кажется, что вся история России отражена в именах на памятниках и надгробиях сельского погоста. Здесь покоятся рядом и дворяне, и крепостные, и священники, и партийные работники, и учёные, и колхозники, и солдаты всех войн за последние 200 лет, что вела Россия. Именитые и безвестные - все они перед Богом равны.

А над погостом и вековыми берёзами возвышается храм, как большой белый корабль, уже не одно столетие плывёт он в голубом небе на фоне бегущих облаков, отражаясь в спокойных водах реки Ильдь. А за окнами храма уже XXI век, III тысячелетие.

Один современный мальчик из приходской Воскресной школы сказал, что храм напоминает ему космодром. Почему? - спросили его. "Потому что, - ответил он, - кто-то спускается в неба и его тут крестят, кто-то уходит на небо и его тут отпевают, а кто-то здесь на Земле встречается и их здесь венчают, чтобы Бог с неба послал им детей. Вот и идёт жизнь."

А.Н.Путинцева

(Использованы материалы, собранные краеведом К.К.Озеровым и журналистом Н.Смирновой)

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -


 
Cайт научного поселка Борок
© www.borok.ru