Сайт научного поселка Борок

Очерк научной, революционной и общественной деятельности Н.А.Морозова

Музеи
Музей Морозова
Жизнь Н.А.Морозова
Деятельность Н.А.Морозова
Музей Папанина
Музей природы
Наш Борок
Будущее Борка
Архитектура
Парки
Заповедник
Фотоальбом
>>>
Организации
Институт
Геофизическая обсерватория
Больница
История
Усадьба Борок
Мологский край
Морозов
Папанин
Солнцевы
>>>
Школа
Школьная жизнь
Творчество учеников
Документы
О сайте
Авторы сайта
Карта сайта
Пишите нам

Имя народовольца Н.А.Морозова, проведшего 29 лет в одиночном заточении в Шлиссельбургской крепости и других царских тюрьмах, вошло в историю русского революционного движения как символ безграничной веры в силы и светлое будущее трудового народа и готовности без колебаний отдать за пего жизнь.

Почетный академик Н.А.Морозов известен также как оригинальный ученый, оставивший большое количество трудов в самых разнообразных областях естественных и общественных наук. Оп известен и как писатель, и как поэт.

Н.А.Морозовым выполнены работы в различных областях астрономии, космогонии, физики, химии, биологии, математики, геофизики и метеорологии, воздухоплавания, авиации, истории, философии, политической экономии, языкознания. Им написан ряд широкоизвестных автобиографических, мемуарных и других литературных произведений.

Эта поразительная научная эрудиция, широкий синтетический охват основных областей знания и творческое вдохновение сочетались у Морозова с оригинальностью подхода к каждой интересовавшей его теме. По энциклопедическим знаниям, огромной трудоспособности, продуктивности и творческому потенциалу Н.А.Морозов - явление исключительное.

Николай Александрович Морозов родился в 1854г. В то время освещением в деревне служили еще лучина и свеча. Он пережил первые шаги развития техники пара и электричества, а завершил свои жизненный путь в начальный период эпохи атомной энергии, возможность которой он предвидел раньше большинства физиков и химиков.

Жизнь среди природы с детства пробудила в Николае Александровиче страстный интерес к естествознанию. Пятнадцатилетним юношей он поступает во 2-ю Московскую гимназию и продолжает уделять исключительное внимание естественным наукам. Николай Александрович объединяет вокруг себя группу таких же, как и он, стремящихся к знанию юношей, и без разрешения гимназического начальства организует кружок под названием "Общество любителей естествознания", на еженедельных заседаниях которого заслушивались научные рефераты. Члены кружка издают под редакцией Николая Александровича рукописный журнал.

До 1874г. Н.А.Морозов ведет напряженную, полную научных исканий жизнь, глубоко изучая математику и ряд дисциплин, не входивших в программу гимназий — астрономию, геологию, ботанику и даже анатомию. Одновременно он интересуется общественными вопросами, зачитывается Некрасовым, Чернышевским, Добролюбовым и изучает историю революционного движения.

В 1874г. Н.А.Морозов знакомится с некоторыми членами революционного кружка "чайковцев" (С.М.Кравчинским, Л.Э.Шишко и др.). Их идеалы и деятельность настолько увлекают Николая Александровича, что, несмотря на несогласие с некоторыми их взглядами по крестьянскому вопросу, он, после исключения из гимназии с запрещением поступать в какое-либо русское учебное заведение, вступает на тяжелый, по благородный путь борца за освобождение трудового народа от угнетения, бесправия и эксплуатации.

Н.А.Морозов покидает семью и "идет в парод", живет и работает в деревнях в качестве помощника кузнеца, пильщика леса, странствует, занимаясь пропагандой среди народа, призывая его к борьбе за свое освобождение. Но пылкого юношу, жаждавшего подвига ради высоких идеалов, "хождение в народ", равно как и последовавшая затем в Москве деятельность в рабочих кружках, сводившаяся к чтению на собраниях революционной литературы и популяризации знаний, не удовлетворяет.

По предложению товарищей, Н.А.Морозов переезжает в Женеву, где редактирует журнал "Работник", который нелегальным путем переправляется в Россию. Одновременно Николай Александрович продолжает заниматься естествознанием, социологией и историей. Однако пребывание за границей, вдали от родины, где его друзья с риском для жизни борются за народное счастье, начинает тяготить его, и весной 1875г. Николай Александрович решает возвратиться в Россию.

На границе его арестовывают и сажают в Тверскую часть в Москве, а затем в Петербургский дом предварительного заключения. Находясь в заключении, он упорно изучает иностранные языки, алгебру, начертательную и аналитическую геометрию, сферическую тригонометрию и другие разделы математики.

После трех лет заключения, в январе 1878г., Н.А.Морозов выходит на свободу и вскоре вступает в новую революционную организацию "Земля и воля", которую В.И.Ленин впоследствии охарактеризовал как превосходную организацию, которая "нам всем должна бы была служить образцом". Н.А.Морозов становится одним из редакторов журнала "Земля и воля" и хранит все нелегальные документы, деньги и печать.

В результате внутренней борьбы "Земля и воля" распадается на "Народную волю" и "Черный передел". Н.А.Морозов становится членом Исполнительного комитета партии "Народная воля" и в 1880г. вновь эмигрирует, чтобы издавать за границей журнал под названием "Русская социально-революционная библиотека". Одновременно он пишет "Историю русского революционного движения", занимается в Женевском университете, где с особым интересом слушает лекции знаменитых естествоиспытателей Карла Фогта и Элизе Реклю.

Н.А.Морозов решает привлечь к сотрудничеству в "Русской социально-революционной библиотеке" Карла Маркса, для чего в декабре 1880г. едет в Лондон, где встречается с ним и получает для перевода на русский язык "Манифест Коммунистической партии" и ряд других работ К.Маркса и Ф.Энгельса.

К.Маркс, согласно данному Н.А.Морозову обещанию, написал вместе с Ф.Энгельсом предисловие к русскому переводу Манифеста, изданногог.В.Плехановым в 1882г. в серии "Русская социально-революционная библиотека".

Возвратившись из Лондона в Женеву, Морозов получает письмо Софьи Перовской и спешно направляется в Россию на помощь товарищам по борьбе, но на границе его арестовывают. После убийства Александра II, по "Процессу 20-ти народовольцев", Н.А.Морозов был приговорен к пожизненному заключению.

В Алексеевском равелине Петропавловской крепости господствовал самый строгий режим: Н.А.Морозов не имел права прогулок, но получал книг, от плохого питания у него началась цинга.

Исключительная воля и вера в светлое будущее русского народа позволили Н.А.Морозову пережить эти тяжелые годы и сохранить твердость духа, продолжать свою научную творческую работу. Через два года узников Алексеевского равелина перевели в Шлиссельбургскую крепость, в которой был особенно строгий режим. Только через четыре-пять лет пребывания Н.А.Морозова в крепости, после ряда смертных случаев среди заключенных, тюремный режим был несколько ослаблен, и Н.А.Морозов получил возможность читать научную литературу и писать свои работы.

В Шлиссельбургской каторжной тюрьме им было написано 26 томов различных рукописей, которые ему удалось сохранить и вывезти при освобождении из тюрьмы в 1905г. В заключении и на свободе Н.А.Морозов изучал французский, английский, немецкий, итальянский, испанский, латинский, греческий, древнееврейский, древнеславянский, украинский и польский языки.

В крепости им были написаны воспоминания "В начале жизни", опубликованные в 1907г. и получившие высокую оценку Льва Толстого. Впоследствии они составили первую часть его мемуаров "Повести моей жизни". О великом русском писателе, с которым он встречался и переписывался, Н.А.Морозов написал очерк "Л.Н.Толстой и современная наука" (1913).

В крепости он впервые начал читать "Журнал Русского физико-химического общества". Здесь же им, на основе изучения физики и химии, было написано теоретическое сочинение "Строение вещества", оставшееся неопубликованным. Другие же работы, в частности "Периодические системы строения вещества", удалось опубликовать только после выхода из крепости, начиная с 1907г.

Работу "Периодические системы строения вещества" Н.А.Морозов просил в августе 1901г. передать на отзыв профессору Н.Н.Бекетову, бывшему тогда председателем Русского физико-химического общества. Департамент полиции передал, однако, эту рукопись профессору Д.П.Коновалову, который считался более благонадежным. Д.П.Коновалов отметил эрудицию автора как химика, но разошелся с ним во взглядах на строение вещества и написал, что рукопись печатать нецелесообразно.

В ноябре 1905г., в результате революции, Н.А.Морозов, после 25 лет заключения, оказался на свободе. Теперь он целиком посвящает себя науке, начинает готовить к печати свои труды, написанные в тюрьме, и выпускает ряд книг и статей на различные темы.

Среди огромных по объему, по широте тематики и творческому размаху трудов Н.А.Морозова значительное место занимают его работы по химии и физике. Когда в 1897г. из Шлиссельбургской тюрьмы было разрешено отправлять два письма в год, Морозов сообщил родным, что за последние три года им написано 1500 страниц о строении вещества.

Несмотря на отсутствие систематического химического образования в высшем учебном заведении, несмотря на то, что Н.А.Морозов не прошел должной экспериментальной школы, он, благодаря настойчивому труду и поразительным дарованиям, овладел высотами различных химических дисциплин и через два-три года после освобождения из крепости преподавал химию, писал книги и статьи по общей, физической, неорганической, органической и аналитической химии.

Д.И.Менделеев, с которым Н.А.Морозов встретился незадолго до его смерти, с одобрением отозвался о труде "Периодические системы строения вещества", и по его представлению за этот труд в 1906г. Н.А.Морозову была присвоена, без зашиты диссертации, ученая степень доктора наук. По письменного отзыва на этот труд Морозова Д.И.Менделеев дать не успел.

В 1907г. по приглашению П.Ф.Лесгафта Н.А.Морозов начал преподавать в Высшей вольной шкоде курс органической химии и вести лабораторную практику по аналитической химии, а в дальнейшем — читать курс общей химии. Через несколько лет Н.А.Морозов был избран руководителем кафедры астрономии на Высших курсах Лесгафта. Здесь же, а позже в Психоневрологическом институте он читал курс "Мировой химии", в котором излагал химическую эволюцию звезд и планет, а химические процессы, протекающие на Земле, рассматривал как часть общего процесса эволюции Вселенной.

В 1911г. на II Менделеевском съезде Н.А.Морозов сделал доклад на тему "Прошедшее и будущее миров с современной геофизической и астрофизической точки зрения", где высказал смелую мысль о том, что новые звезды возникают в результате взрыва старых светил, происходящего вследствие разложения атомов вещества, ставших радиоактивными. Ныне эта, ранее оспариваемая гипотеза, в несколько видоизмененной форме, разделяется широкими кругами астрономов и физиков.

Наиболее полно оригинальные, самобытные идеи Н.А.Морозова в области астрономии представлены в его труде "Вселенная" (1911). По-новому рассматривает он вопросы о всемирном тяготении, о происхождении и эволюции солнечной системы, о звездных скоплениях, о строении Млечного пути. Вселенную он представлял себе как ряд систем звездных скоплений разного порядка, их развитие связывал с влиянием космических электромагнитных полей. Тяготение он считал зависящим от поля радиации: с потуханием последнего исчезает и поле тяготения. Н.А.Морозов много работал над вопросами теории относительности. К его замечательным идеям относится также гипотеза о взаимосвязи и периодичности астрофизических и астрохимических явлений. Продолжительное время работал он над фундаментальным трудом "Теоретические основы геофизики и метеорологии", в котором показал, что воздействие Галактики на метеорологические и геофизические процессы Земли имеет закономерный характер и настолько велико, что без введения его в расчеты нельзя даже и мечтать о научном предсказании погоды хотя бы на месяц вперед.

Большой интерес проявлял Н.А.Морозов к вопросам авиации и воздухоплавания. Он стал одним из пионеров научного воздухоплавания в России, получил звание пилота, был председателем комиссии научных полетов, читал лекции в авиационной школе о научном и культурном значении авиации, сам не раз летал на первых аэростатах и самолетах (однажды провел наблюдение солнечного затмения), предложил систему парашюта, раскрывающегося автоматически при падении аэростата из так называемого "экваториального пояса", а также специальные костюмы для высотных полетов, явившиеся прообразом современной одежды пилотов и космонавтов.

Известно письмо Н.А.Морозова В.И.Ленину от 29 января 1921г. с предложением участвовать в развитии воздушного флота молодой Советской республики.

В 1911г. за напечатание в сборнике "Звездные песни" пяти стихотворений революционного характера, написанных еще в 70-х годах, Н.А.Морозов был приговорен еще к одному, двадцать девятому году одиночного тюремного заключения в Двинской крепости.

Он использовал это время для изучения древнееврейского языка, интересовавшего его в связи с историческими исследованиями. В Двинской крепости он написал ряд работ, в том числе книгу "Пророки", которая является продолжением его книги "Откровение в грозе и буре", выдержавшей несколько изданий и переведенной на иностранные языки. Здесь же были им закончены "Повести моей жизни".

Во время первой мировой войны, в 1915г., Н.А.Морозов отправился на фронт в Польшу и здесь, на передовых позициях, в качестве делегата Всероссийского земского союза, оказывал активную помощь больным и раненым. Свои воспоминания и мысли о войне он отразил в книге "На войне", изданной в 1916г.

После Великой Октябрьской социалистической революции Н.А.Морозов преобразовал Биологическую лабораторию (Высшие курсы Лесгафта) в Естественнонаучный институт имени П.Ф.Лесгафта и стал его выборным директором. Одновременно Н.А.Морозов заведовал астрономическим отделением института и создал обсерваторию, в которой сам работал.

Начиная с 1918г. Н.А.Морозов много лет с увлечением работает над большим фундаментальным трудом "История человеческой культуры в естественно-научном освещении". Часть этого большого труда в виде семи томов вышла в свет под заглавием "Христос" (издание 1924—1932 гг.). Три позднейшие тома рукописи остались ненапечатанными.

Название "Христос" не вполне соответствует содержанию этого труда. В предисловии к 7-му тому Н.А.Морозов писал: "Основная задача этой моей большой _работы была согласовать исторические науки с естествознанием и обнаружить общие законы психического развития человечества на основе эволюции его материальной культуры, в основе которой, в свою очередь, лежит постепенное усовершенствование орудий умственной и физической деятельности людей".

Однако методология исследования Н.А.Морозовым истории человечества, его историческая концепция (теория преемственной непрерывности человеческой культуры) признаны специалистами ошибочными. Приводимые Н.А.Морозовым факты считаются в значительной степени неверно им истолкованными и вызывающими множество сомнений.

Одновременно с работой над многотомным трудом "Христос" Н.А.Морозов вел весьма напряженную творческую работу в самых разнообразных областях науки.

Особенно много времени уделял Н.А.Морозов астрономии, математике, физике и химии. Из этих работ следует особо подчеркнуть его теоретические исследования и взгляды на строение атомного ядра, которые уже в конце XIX в. были близки современным, его работы по периодической системе органических соединений в области аллотропии ряда элементов.

Книги Н.А.Морозова "Периодические системы строения вещества" и "Д.И.Менделеев и значение его периодической системы для химии будущего" явились плодом его многолетней творческой работы в Шлиссельбургской крепости (в основном в 90-х годах XIX в.). Н.А.Морозов развивает мысль о сложном строении атомов и этим обосновывает сущность периодического закона химических элементов. Он страстно отстаивает предположение о возможности разложения атома, которое в то время большинству физиков и химиков казалось неубедительным, так как для этого утверждения еще не было достаточных экспериментальных доказательств.

Н.А.Морозов высказывает мысль о том, что главнейшей задачей химии будущего является "синтез элементов", что химические элементы совершают эволюцию в бесконечной истории мироздания. По поводу своих работ Морозов писал И.А.Каблукову в 1917г.: "... моя теория предусматривала 1) существование безвалентных элементов; 2) разложимость атомов на гелий и остаточные компоненты, вроде электронов; 3) существование изотопов у каждого тяжелого атома; 4) существование предельной нормы оводнения растворимых кристаллов ...".

Развивая идеи Ж.Дюма, Н.А.Морозов предложил периодическую систему углеводородов —"карбогидридов", по аналогии с таблицей Менделеева —"в порядке возрастания их паевого веса", и построил таблицы, отражающие периодическую зависимость ряда свойств алифатических и циклических радикалов (например, молекулярных и паевых объемов) от молекулярного веса. По мнению Н.А.Морозова, атом гелия в таблице Менделеева соответствует в периодической системе углеводородов молекуле водорода. Этот большой раздел его книги "Периодические системы строения вещества", к сожалению, недостаточно известен современным химикам и заслуживает более глубокого изучения.

Аналогия между предельными углеводородами и атомами элементов позволила Н.А.Морозову еще в 1883г. предположить, что среди атомов должны существовать химически нейтральные элементы. Ряд вычисленных Н.А.Морозовым атомных весов элементов нулевой и первой групп совпал с определенными много лет спустя атомными весами соответствующих изотопов. Глубокий анализ свойств элементов нулевой и восьмой групп периодической системы Менделеева привел Н.А.Морозова к мысли о необходимости объединить их в один нулевой тип, что было также оправдано последующими работами.

"Таким образом,— писал известный химик профессор Л.А.Чугаев, — Н.А.Морозов мог предсказать существование нулевой группы лет за 10 до того, как она была фактически открыта. К сожалению, по не зависящим от него обстоятельствам, это предсказание не могло быть тогда опубликовано и появилось в печати значительно позднее".

Н.А.Морозов считал, что в каждом атоме содержатся электроны — "катодии" и "анодии" неизвестного еще по своим свойствам протоэлемента "небулярия". При распаде каждого атома, по его мнению, образуется гелий. В статье "Вновь открытые превращения эманации радия с точки зрения эволюционной теории строения атомов" (1908) он писал: "Но гелий in statu nascendi вместе с сопровождающими его корпускулами (бета-брызгами радиоактивных веществ) может действовать и разрушительно на атомы тех веществ, у которых они не особенно прочны. Кинетическая энергия оторвавшихся от атома радия корпускул (рассматривая се в атомном масштабе) чрезвычайно велика".

Взгляды Н.А.Морозова на строение атома, разумеется, значительно отличались от современных. Он не знал ядер, не представлял себе движения элементарных частиц, его структурные формулы отличались упрощением. Однако поразительным и бесспорным является тот факт, что более 70 лет назад Н.А.Морозов смело и уверенно принял точку зрения сложного строения атомов, превращаемости элементов, допуская возможность искусственного получения радиоактивных элементов, признавая необычайные запасы внутриатомной энергии.

Следует особо отметить предложенное Н.А.Морозовым, на основе его гипотезы о строении атомов, обоснование периодичности валентности. Построенные Н.А.Морозовым модели молекул содержат "пункты сцепления", отражающие их "катодийные" и металлические валентности (обозначаемые точками) и "анодийные" и галоидные валентности (обозначаемые черточками). Сумма "катодийных" и "анодийных" валентностей всегда, по Морозову, равна восьми, за исключением гелия и водорода, сумма валентностей которых равна двум. Водород же обладает только одним пунктом сцепления, т. е. к нему может присоединиться один электрон.

Таким образом, взгляды Н.А.Морозова приближались к современным представлениям об электронном октете молекул.

Н.А.Морозов развил ряд оригинальных структурных представлений об аллотропии серы, фосфора, азота, углерода и галоидов.

В работе "Озон и перекиси" (1908) Н.А.Морозов излагает свои взгляды на строение и механизм образования и разложения перекисей, давая им оригинальную трактовку.

В 1906г. Н.А.Морозов сделал на заседании Русского физико-химического общества доклад на тему "Кристаллизационная вода", в котором он развил мысль о том, что "те же самые силы, которые обусловливают химические свойства элементов, обусловливают и формы их кристаллизации. Здесь физика и химия сливаются вместе".

Многие представления Н.А.Морозова о кристаллогидратах и комплексных соединениях, несмотря на некоторый формализм и упрощения, оказались более прогрессивными, чем господствовавшие в то время.

Перечисляя химические работы Н.А.Морозова, нельзя не упомянуть его исторический очерк об алхимии "В поисках философского камня", изданный в 1909г. Эта книга была принята читателями с огромным интересом, она до сих пор является одним из самых увлекательных очерков об алхимическом периоде развития химии, доведенном автором до современности. Но эта книга — не только популярный, добросовестный, увлекательно написанный исторический очерк. Это историческое исследование страстно волнующего автора вопроса: "Неужели старинная мечта алхимиков о превращаемости простых веществ друг в друга близка к осуществлению?... Я хочу только показать, как за весь длинный период своего существования химия, за исключением своего временного разочарования в XIX веке, ставила своей конечной целыо доказать трансформизм металлов и металлоидов... и дать нам способы, подражая природе, фактически превращать их друг в друга в наших земных лабораториях".

Как известно, Н.А.Морозов всегда стремился изучать историю по первоисточникам и использовать их критически. Принявшись за написание книги "В поисках философского камня", он прежде всего подверг критическому анализу исторические манускрипты, освещавшие важнейшие факты из развития химии. Вот как он оценивает многие исторические документы, которыми приходится пользоваться: "Все, что мы знаем о сочинениях древних авторов, почти целиком берется современными историками из сборников ХV, XVI и XVII веков, т. е. от лиц, живших через целую тысячу лет после смерти цитируемых ими писателей, от лиц, в высшей степени легковерных, испестривших свои сообщения невероятными рассказами о всевозможных чудесах. Отличить в них истину от правдоподобных (самых худших из всех) измышлений и позднейших дополнений почти невозможно. Благодаря этому обстоятельству все наши первоисточники по древнему периоду допечатной эры представляют из себя настоящие Авгиевы конюшни, где много веков стояли монахи и для очистки которых нужен новый Геркулес. Но даже и Геркулес в одиночку здесь ничего не мог бы поделать. Здесь нужно специальное международное общecтво рaзрaбoтки исторических первоисточников древней истории".

Далее Н.А.Морозов дает описание и характеристику рукописных исторических документов, отмечая, что, кроме Лейденских папирусов, самый древний манускрипт, отражающий химические работы, относится только к XI или XII в.

Отбрасывая недостоверное, фальшивое, псевдонаучное, Н.А.Морозов восхищался гениальными творениями науки. Он писал: "Ньютон и Кеплер, Дарвин и Маркс, а с ними и Менделеев в своих теоретических выводах являются достоянием всего мыслящего человечества. Их открытия ложатся в основу мировоззрения каждого из будущих поколений".

Оценивая пройденный Н.А.Морозовым научный путь, учитывая отсутствие у него специального химического образования и возможности экспериментировать в лаборатории в период его молодости, приходится удивляться, как глубоко и разносторонне он овладел сокровищами химической науки, как смело, творчески он ими пользовался, как относительно мало ошибок он делал. Будучи оторван на протяжении почти 30 лет от живого общения с химиками, не имея ни учителей, ни учеников, Н.А.Морозов, естественно, должен был самостоятельно, без эксперимента, без новейшей литературы, решать возникавшие у него зачастую весьма сложные задачи. Эта оторванность приводила иногда к схематичности некоторых его работ, к применению собственной номенклатуры (например, "атомикул", "катодий" и "анодий", "архоний", "протоводород", "небулий" и т.п.), которая нередко затрудняла широкое изучение его трудов химиками-профессионалами.

В его трудах поражает острота мысли, обобщений и прогнозов. Трудно представить себе трудовой пафос и страсть научного исследования, которые горели всю жизнь в Николае Александровиче. Будучи уже 90-летним стариком, он прислал мне из Борка большое письмо от 14 января 1944г. (на 8 больших страницах), в котором, между прочим, писал: "Война наделала непоправимый вред моим работам... Вы спрашиваете, не нужно ли мне чего-нибудь по литературе? — Я был бы очень рад, если бы возможно было достать и прислать мне какие-нибудь обзоры того, что и какими методами было сделано в последние годы по вопросу о разложении атомов и не было ли обнаружено их синтеза при могучих давлениях по время современных могучих взрывов?".

В письме от 12 ноября 1944г. он пишет: "...У меня тотчас после открытия циклотронов появился проект новой работы, по я по уши был погружен последние годы в геофизические соображения и не знаю, когда освобожусь от большого моего теперешнего труда "Основы теоретической геофизики"... По, несомненно, через год или около этого наступит и для меня возможность приняться и за циклотронные явления, и я по премину это сделать, если другие исследователи не сделают выводов, представляющихся моему воображению, ранее, чем я успею освободиться от своих современных геофизических и метеорологических работ".

Должен признаться, что, получив от Николая Александровича эти строки, я был ошеломлен: на 91-м году своей жизни он был более страстен и смел, чем многие из нас, на 40-50 лет моложе его.

По словам академика И.В.Курчатова, "современная физика полностью подтвердила утверждение о сложном строении атомов и взаимопревращаемости всех химических элементов, разобранное в свое время Н.А.Морозовым в монографии "Периодические системы строения вещества"".

Н.А.Морозов с 1918г. до конца своей жизни был директором Естественнонаучного института им. П.Ф.Лесгафта, отличавшегося многоплановостью исследований в самых различных областях знания, о чем говорят выходившие с 1919г. под редакцией Н.А.Морозова Труды института. Именно в этом институте по инициативе Н.А.Морозова начиналась разработка ряда проблем, связанных с освоением космоса.

Принцип комплексных исследований в науке, которого всю свою жизнь придерживался Н.А.Морозов, был воплощен не только в руководимом им институте, но и воплощается в работе научного центра, созданного в 1939г. по его инициативе в поселке Борон Ярославской области, где сейчас работают Институт биологии внутренних вод и Геофизическая станция "Борок" Академии наук СССР. Этот научный центр на родине Н.А.Морозова является достойным памятником выдающемуся ученому и гражданину.

Трудами Н.А.Морозова пользуются специалисты многих областей знания. Его имя вошло в историю отечественной науки и культуры, в историю русского революционного движения.

В одном из своих стихотворений Н.А.Морозов говорит: "Не умер только тот, чей отклик есть в других,— кто в этом мире жил не только жизнью личной". Эти прекрасные слова следует отнести и к самому Морозову.

По инициативе В.И.Ленина имение Борок было передано Н.А.Морозову в пожизненное пользование. Там он родился, жил и работал, в Борке он скончался 30 июля 1946г. на 93-м году жизни. На его могиле стоит памятник работы известного скульптораг.И.Мотовилова, изображающий ученого сидящим с книгой в руке.

В доме, где жил и работал почетный академик Н.А.Морозов, организован музей. Советское правительство наградило Николая Александровича двумя орденами Ленина и орденом Трудового Красного Знамени. Его именем назван поселок в Ленинградской области, неподалеку от Шлисссльбургской крепости. Советские ученые назвали его именем малую планету-астероид. "Морозовия" вошла во все звездные каталоги мира. Именем Н.А.Морозова назван также один из кратеров обратной стороны Луны (5°с.ш., 127°в.д.).

Архивные материалы, воспоминания, самые неожиданные находки раскрывают все ярче и шире жизненный подвиг этого удивительного человека. Так, в заметке "Встреча в купе", опубликованной 21 апреля 1972г. в газете "Рабочий край" (г. Иваново), рассказывается о встрече В.И.Ленина и Н.А.Морозова в 1918г., во время которой речь шла об условиях работы ученых. В журнале "Урал" (1968, № 12) приводится письмо Я.М.Свердлова и его товарищей по ссылке от 18 января 1917г., где они просят Н.А.Морозова прислать его сочинения к ним в Туруханский край.

Советский народ сохраняет память о Н.А.Морозове как о замечательном ученом и революционере, человеке исключительной нравственной чистоты, душевной теплоты и гуманности.

Тщательное и разностороннее изучение творческого наследия Н.А.Морозова, чему, несомненно, поможет настоящее издание, сделает его замечательную жизнь, его цсштьто мысли, его яркие плен достоянием многих поколений.

Академик С. И. Волъфкович
1981г.

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -


 
Cайт научного поселка Борок
© www.borok.ru